Автор Тема: Сюгендо  (Прочитано 5754 раз)

Илидан

  • Сообщений: 3
Сюгендо
« : Сентябрь 09 , 2009, 12:32:19 pm »
Здравствуйте! Расскажите плиз про техники сюгендо. Заранее огромное спасибо!!!

hard

  • смотрящий
  • Сообщений: 957
Re: Сюгендо
« Ответ #1 : Сентябрь 19 , 2009, 06:24:24 pm »
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
 
Ёсино, храм Кимпусэн-дзи

Сюгэндо — японское синкретическое учение, соединяющее буддизм, синто и даосизм. Буквально понятие Сюгэндо означает «Путь обучения и практической проверки». Сюгэндо связано с развитием духовного опыта и силы, делает упор на аскетизм, жизнь в горах и гармонию между Человеком и Природой.

Основателем Сюгэндо считают Эн-но-Гёдзя. Центром Cюгэндо является монастырь Кимпусэн-дзи в городе Ёсино.

Согласно традиции, Сюгэндо возникло в VII веке. Фактически Сюгэндо образовалось в XII—XIV веках. как компромисс между государственным буддизмом и другими учениями, в частности китайским даосизмом и традиционным синтоизмом.

В эпоху Мэйдзи Сюгэндо подвергалась преследованиям, и в 1872 была запрещена в процессе урегулирования религий и закона Симбуцу-бэнри (закон о разделении будиизма и синтоизма). Тем не менее в некоторых синтоистских кумирнях продолжали проводиться ритуалы и праздники Сюгэндо. По Положению о религиях 1945 (сюкё ходзинрэй) Сюгэндо было снова разрешено, и активность разрешалась под собственным именем без прикрытия буддийских школ. В частности к сюгэндо были причислены подшколы Хондзан-ха (Тэндай) и Тодзан-ха (Сингон).

Сюгэндо почитает священные горы, наиболее значимые из них — Оминэ и Кумано на полуострове Кии и три горы Дэва.

В поздние времена сюгэндо практиковалось также группой Ёсино Ямабуси подшколы Дэва Сандзан буддийской школы Тэндай, в храмах Кимпусэн-дзи и Исияма-дэра школы сингон.

В настоящее время эта школа сильно модернизирована, в неё были привлечены элементы современной религии и культуры Японии.

Последователей сюгэндо делят на две группы — сюгэндзя — буквально означает сторонник школы Сюгэндо, и ямабуси, что означает монах-отшельник. В качестве ямабуси иногда выступают сверхъестественные существа японской мифологии. Например, демон Сайто Мусасибо Бэнкэй и божество Содзёбо, повелитель длинноносых чертей тэнгу, обитающих в горах.
я почитаю за доблесть ту глупость, что недает смирится с обреченностью

hard

  • смотрящий
  • Сообщений: 957
Re: Сюгендо
« Ответ #2 : Сентябрь 19 , 2009, 06:31:11 pm »
БЕЗ ТРУДА НЕ ВЫЛОВИШЬ РЫБКУ ИЗ ПРУДА
Микке

Принципы

Общий принцип заключался в том, что, поскольку, согласно буддизму, мир есть "проекции нашего сознания", при должном уровне концентрации и медитации, возможно прямое воздействие волей на реальность - от отдельных предметов и явлений, заканчивая причинно-следственными связями.
Схема "работы", приблизительно, выглядела так - сбор, обработка и анализ необходимой информации, вычленение ключевых точек ситуации, выбор объектов и средств воздействия, выбор времени и места, вхождение в измененное состояние сознания путем глубокой релаксации и самонаведения контролируемого активного транса, концентрация на объекте, визуализация необходимых изменений, приложение "волевого усилия", так сказать, "посыл картинки" (собственно, энерго-информационное воздействие) - результат.
В процессе использовался особый "инстументарий" – заклинания - "мантры", ритуальные жесты-"мудры" и, иногда, особые символические диаграммы - "мандалы".

Кудзи-ин (девять ступеней могущества)

В сети есть достаточно распространенная форма.

Кудзи-кири (девятиполосная решетка)

Вначале нужно научиться визуализировать, "созерцать" и чертить в воздухе кандзи (иероглифы) пальцами, сложенными в "тикен-ин" - без решетки, до проявления результата в реальности, а только потом - экспериментировать с "решетками".
Линии соответствуют Кудзи-ин, см далее.
Решетка чертится, пальцами, сложенными в мудру ("ин") "конго-ин", или "тикен-ин", как и все знаки в японском языке, сверху вниз и слева направо.
Первой чертится горизонтальная верхняя черта (Рин), потом вертикальная крайняя левая (Пио), потом снова горизонтальная "пониже" (То), потом снова вертикальная "правее" (Ша), и т.д.
Иероглифы (кандзи) можно в решетку вписывать ЛЮБЫЕ - значение иероглифа будет определять смысл магического действия - напишете иероглиф "суй" ("мидзу") - обретете качества элемента "вода", или, если воздействие направлено "вовне", объект (предмет, ситуация) должен "потечь", или "утонуть" - а можно "написать" и целое заклинание-"дхарани".
"Писать" надо на одном дыхании, одновременно быстро произнося вслух кандзи.

Сюген-до

Классическая японская Магия отшельников - "ямабуси" - СЮГЕНДО - является "сплавом" из различных систем, в частности, буддийских техник школ Тендай и Сингон, японского варианта даосизма "онмёдо", местного шаманизма и традиционной японской религии Синто.
В основе Сингон лежит, прежде всего, ПРАКТИКА, и оценивается она по достижению конкретных результатов. Собственно, само слово "сюгендо" (санскр.- "абхичара") означает "путь совершения деяний", а его последователи называются "сюгендзя", т.е., "совершающие деяния".
Результатом практики Сюгендо являются вполне конкретные "сверхспособности" - такие, как:
Тасин-цу (чтение чужих мыслей),
Сюкумё-цу (знание прошлых и будущих жизней),
Тэнгэн-цу (способность видеть сквозь предметы),
Тэнни-пу (способность слышать голоса и звуки на большом расстоянии и голоса и звуки других измерений),
Дзинсоку-цу (левитация)
Родзин-цу (знание мирских желаний других людей),
и др.
На сегодняшний день, основы Сюгендо преподаются в некоторых японских традиционных Школах боевых искусств - таких, как Йосин-рю, Катори-синто-рю, Кукисин-рю и др. - но, поскольку большинство людей предпочитают современные направления (в силу сложности традиционных), или западные виды спорта, количество посвященных всегда невелико.

Набор энергии

Сюгендо (тантрическая магия Ямабуси) - начальные практики из программы Международного общества Воинских Искусств Бушинкан Интернешнл.

1. Кихон сизей. Сесть в Сейза (поджав ноги, на голени, "по-японски"). Расслабиться и закрыть глаза. Выпрямить спину. Сосредоточиться на точке Танден (3-5 см ниже пупка). Положить руки на бедра, ладонями вниз.

2. Мокунен (мокусо). Сосредоточение, медитация (санскр. Дхъяна). Какое-то время просто молча сидеть, ни о чем не думая, сосредотачиваясь на Танден.

3. Хадо кокюхо (дыхание «ХАДО»). Глубокое спокойное абдоминальное дыхание с акцентированным выдохом (на выдохе произносим «Х-Х-А-А-А…», звук исходит как бы из самой глубины живота, горло при этом полностью расслаблено, и звук низкий и глубокий - это будет наша первая мантра-"дзюмон" - представляя, что все лишнее и ненужное выходит из тела и ума) – впоследствии рефлекс на Хадо должен быть таким, чтоб одного единственного произнесения «ХА» с длинным выдохом было достаточно для достижения релаксации и измененного состояния сознания.

4. Дзёсин кокьюхо: «очищение духа». Руки положить на бедра. Закрыть глаза, дыхание свободное, животом. Тело расслаблено. Можно провести небольшую медитацию расслабления, представляя, как поочередно расслабляются все органы тела и наполняются энергией. Затем вдохнуть энергию в Танден. Если сначала энергия не опускается в живот, а застаивается где-то в груди - приложить усилие и опустить энергию в Танден. Почувствовав энергию в животе, задержать ее там несколько секунд, вместе с задержкой дыхания визуализируя там вращающийся огненный шар, а затем с выдохом направить энергию-"огонь" в центры ладоней по энергетическим каналам рук. Во время выполнения этого упражнения может сильно разогреться Танден.

5. Гассё. Обе руки соединить перед грудью на уровне сердца в «молитвенном положении». Вдох носом, выдох через рот. Во время вдоха язык касается верхнего неба, а при выдохе опускается. Концентрация на точке касания двух средних пальцев и ощущении «подъема сил». Это первая и самая основная мудра-кецуин, практика всех остальных строится на работе с ней.

С целью культивации энергии и "включения" нижних чакр, после этого ладони накладываются на область почек, и некоторое время дышим, вдыхая Ки в Танден, а потом выдыхая нагретый воздух из живота через руки и центры ладоней прямо в почки, визуализируя, как там зажигаются два маленьких "солнышка".

После окончания практики слегка растереть поясницу, потом потереть уши и выполнить "сухое умывание" лица. Немного повращав шеей, медленно встаем.

Ритуал «Мисоги-хараи»

Ритуал мисоги-хараи, пришедший из синто, предназначался для очищения тела, духа и души. Суть его в длительном, многочасовом пребывании в ледяной воде, как правило, в зимнее время. Во избежание окоченения ямабуси рекомендовали отождествлять себя с огнем, вызывая такой жар в теле, чтобы вокруг отшельника, погруженного в воду немного выше пояса, клубился пар!
Считалось, что мисоги ведет к перерождению человека, смывает с него всю «грязь». А с точки зрения сюгэндо, заболевания, рождение, смерть, ранения, пролитая кровь — всё это от нечистоты.

Ритуал «Таки-сюгё»

Таки-сюгё, или медитация под водопадом. Водопад считается местом обитания многих божеств. Поток воды, падающий с высоты нескольких метров на точку байхуэй на макушке, активизирует движение энергии Ки в организме и способствует достижению просветления. Кроме того, процедура таки-сюгё помогала адепту раскрыть структуру мироздания. В паре гора-водопад устремившиеся ввысь скалы воплощали Ян (светлое начало мироздания), а низвергающаяся с них вода — Инь (темное начало мироздания). Обрушивающийся вниз поток таил в себе еще одну тайну: оставаясь неизменным по форме, он постоянно изменялся внутренне — вода в нём никогда не была той же самой.

Более щадящий вариант этой же практики, когда с мантрами на голову выливают несколько ведер
холодной воды. При отсутствии необходимого количества воды используют «сухую
воду», т.е., соль, предпочтительно, морскую, которую разбрасывают горстями
или «омываются» в ней, высыпая её на себя.

Ритуал «Гома»

Ритуал гома пришел в сюгэндо из школы Сингон. Это медитация над огнем. В знак преклонения перед очищающим огнем Будды сжигаются жертвы. Дерево, питающее пламя костра, символизирует людские страсти, превращающиеся в мудрость. Когда страсти сгорят, медитирующий сможет «раствориться» в огне и достичь единства с божеством. Слияние с пламенем обретается при помощи священного звука «ра», вибрация которого позволяет войти в резонанс с другими вибрациями, которые владеют пламенем. Пламя привлекает, как считается, силу духов гор, И тогда, слившись с огнем и достигнув просветления, адепт обретает способность ходить по тлеющим углям без обуви.


Сюген-до
1. Вступление. Демон - тенгу или всё же человек?

2. Цель учения

3. Истоки (Эн-но гёдзя – основатель сюгэндо)

3а. Истоки (Ямабуси – спящие в горах)

4. Сингон

5. Познание сути

6. Фудо-мёо

7. «Святой наставник суровой аскезы» или как практически стать «Буддой в этом теле»

7а. Аскезы воды

7б. Аскезы огня

7в. Кайхогё — «марафонские бега» ямабуси

7д. Доири

8. Заключение

…Он шел по лесам и горам, он проникал сквозь камень и становился тенью, он был невидим среди людей и летал с птицами, он забирался на вершины гор и видел мир сидя на облаке, он брал в руки время и говорил с духами, он блуждал по мирам, он был нищим и становился богом; он ходил по воде, его не трогал дикий зверь, он был человеком, но предком его был оборотень, он умел приспосабливаться, он был воином. Мир его был далеко от нас. Он пришел приблизить человека к богу. И он покинул мир людей. Но дверь к нему была всегда открыта. Он – Эн-но Одзуно, создатель Сюгэндо - «Пути овладения сверхъестественными силами», «Пути обретения могущества». За ним последовали сюгендзя. И Эн-но стал бессмертным. Учение Сюгэндо ожило, оно проходит сквозь века, сквозь мир и войны. Сюгендзя хранят его, передают из поколения в поколение, их цель — бессмертие Человека, хранящего дух жизни Вселенной…

Прошли столетия, ветер времен донес до нас бессмертный дух Эн-но Одзуно. Нинпо ведет человека к вечности, слиянию с неуничтожимой Вселенной, оно направляет на Путь овладения сверхъестественными силами, оно создает Бога-Воина, единого с законами Природы.

Познавая и открывая новое, человек все более укрепляет свое единство с Вселенной, стремится стать нерушимой ее частью, а изменяясь, приобретает более совершенные формы и получает право свыше бороться за Путь приближения к Богу, обретение истинного Могущества, слияние с всеуправляющей Силой Вселенной.

Путь начинается с обретения знаний. Новорожденный, еще не открыв глаза, получает сообщение «ветров» жизни. Познав их и научившись управлять ими, сюгендзя возвращается в детство, к Силе Созидания — для него нет ничего невозможного, для него не существует понятия смерти, мир его — радость и вера в свершение чуда…

Цель учения

Слово «сюгэндо» записывается тремя иероглифами. «Сю» (или «осамэру») означает «овладевать, совершенствоваться, упражняться, изучать». «Гэн» (или «кэн», «сируси») — «знамение, очевидное проявление, эффект, чудесное деяние». А «до» (или «мити») — «путь» (вселенский Закон жизни, главный принцип). В целом, сюгэндо можно трактовать как «путь обретения сверхъестественных сил и творения чудесных деяний посредством магической практики».

Под сюгэндо понимается не какая-то оформленная религия, имеющая свою собственную доктрину, а естественно развившаяся синкретическая форма верований. Ядром ее послужили древнейшие синтоистские (синто — «путь богов» — японская национальная религия, в основе которой лежат культ природы и духов предков) верования. Позже на них наложились представления религиозного мистического даосизма, эзотерического буддизма, учения о первоначалах вселенной Инь и Ян (онмёдо). «Особое место в сюгэндо занимают представления о горах как сакральных объектах, «местах силы». Горы издревле занимали важное место в религиозных представлениях японцев.

Во-первых, они рассматривались как места обитания богов, распределяющих воду, столь необходимую для ведения сельского хозяйства.

Во-вторых, японцы считали, что в горах обитают души умерших.

В-третьих, среди гор встречаются вулканы, которые воплощают в себе колоссальную энергию. Под влиянием буддизма у японцев возникло пред­ставление о связи вулканов с долинами ада.

Цель этого учения – поставить силы природы себе на службу через магические действия. Ведь отшельники утверждали свое духовное и социальное превосходство над простыми крестьянами, рыбаками, лесными жителями путем врачевания людей и домашних животных, предсказания судьбы, долгосрочных прогнозов погоды. Не надо доказывать, что личная судьба и здоровье, здоровье и судьбы близких людей, равно как и все, что связано с хлебом насущным всегда относились к числу самых важных вещей на свете. Отсюда берет начало «путь огня и воды» (хакудо). Он заключался в следующем: посещать те места в горах, где якобы живут «ками», и там поклоняться им, совершая особые ритуалы. Если поклонение происходит «правильно», то довольные духи обязательно поделятся со служителями культа (ямабуси) частью своей силы и своих планов. Вот и вся идея. Разумеется, местами обитания «ками» оказывались такие уголки, где бросалась в глаза прорывающаяся наружу энергия земли: вулканы, гейзеры, водопады, ключи и озера, питающиеся донными источниками, чудовищные нагромождения скал. Несколько позже, под влиянием эзотерического буддизма, последователи сюгэндо стали рассматривать свою аскетическую практику как путь реализации сущности Будды в «этом теле».

Истоки (Эн-но гёдзя – основатель сюгэндо)

По традиции, основателем сюгэндо считается Эн-но Од-зуну, более известный как Эн-но гёдзя — Отшельник Эн-но (534—703 гг.). Сведения об этом человеке очень скудны. Самое древнее упоминание о нем содержится в летописи «Секу Нихонги», созданной в 797 г., где вкратце говорится о ссылке Эн-но Одзуну на далекий остров Идзу в наказание за то, что он «посредством магии соблазнял людей». Гораздо более подробно рассказывает об Эн-но гёдзя сборник «Нихон рейки» («Нихон гэмпо дзэнъаку рейки («Записи о стране Японии и чудесах дивных воздаяния прижизненного за добрые и злые дела»)»), составленный на рубеже VIII — IX вв. В «Нихон рейки» об Эн-нотёдзя рассказывается следующее:

«Э-но Убасоку происходил из рода Камо-но Энокими. Сейчас [этот род] зовется Такакамо-ноАсоми. Он родился в деревне Тихара, что в уезде Кацураги-но Ками провинции Ямато. С рождения он был мудр, был первым в учеое и жил с верой в Три Сокровища. Он мечтал летать на пятицветном облаке за краем необъятного неба, быть званым во дворец горных отшельников, отдыхать в Саду вечности, лежать среди цветов и вдыхать живительный воздух. Поэтому, когда ему было уже около 50 лет, он поселился в пещере, сплел одежду из трав, пил росу с сосновых иголок, купался в источниках чистых, смывая с себя грязь мира желаний и читал заклинания «Кудзякуо». Он обрел силы чудотворные, повелевал духами и богами.

Однажды он созвал чертей с богами и сказал им так: «Постройте мост в провинции Ямато между горами Канэ и Ка-цураги». Боги опечалились, и при государе, который правил Поднебесной из дворца Фудзивара, бог горы Кацураги по имени Хитокото Нуси-но Оками-сошел с ума и оклеветал его:. «Э-но Убасоку хочет свергнуть государя». Государь повелел своим людям схватить его, но тот сотворил чудо, и они никак не могли поймать его. Тогда они схватили его мать. Чтобы ее отпустили, Э-но Убасоку выдал себя. Его сослали на остров Идзу

Однажды он прошел по морю, как по суху. Он вскарабкивался на гору высотой в десять тысяч дзё (1 дзё = 3,03 м) и летал там, словно феникс. Днем волей государя он оставался на острове, а ночью отправлялся на гору Фудзи в Суруга и там подвижничал. Чтобы вымолить освобождение от тяжкого наказания и оказаться поближе к государю, он взбирался на Фудзи по лезвию меча

3 печальных года прошло с тех пор, как [Убасоку] сослали на остров. И тогда раздался глас сострадания, и в 1-й луне 1-го года эры Тайхо, в 8-й год Быка, он смог приблизиться к государю. В конце концов он стал святым и вознесся на небо…».

Истоки (Ямабуси – спящие в горах)

Последователей Эн-но гёдзя, удалявшихся в горы для аскетической практики, называли «ямабуси» — «спящие в горах» (другие названия: «яма-но-хидзири» — «горные мудрецы»;

«сюгэн-дзя» — «занимающиеся практикой для обретения магических способностей», «сюгёся» — «занимающиеся аскетической практикой»; «гёдзя» — «практикующие»). Далеко не все из них оставались в горах постоянно, ведя жизнь отшельников в полном смысле слова. Подавляющее большинство совершало восхождения в горы лишь эпизодически. В осталь­ное время они либо находились в храмах, связанных с сюгэндо, либо странствовали, забредая подчас в самые отдаленные уголки Японии. Постепенно они обрастали приверженцами из числа мирян. Когда наступало время восхождения на святые горы, ямабуси служили для них проводниками и наставниками в постижении таинств горного отшельничества. Таких ямабуси стали называть «сэндацу».

Влияние ямабуси не ограничивалось узким кругом приверженцев. Они были желанными гостями в любой деревне или крестьянской семье, где творили заклинания у ложа больного с целью изгнания из его тела вызвавших болезнь злых духов, заклинаниями же помогали вызвать дождь, столь не­обходимый в засушливое время года, или же, наоборот, усмирить разбушевавшуюся стихию. Из уст ямабуси люди постигали начала буддийского вероучения, узнавали о хороших и дурных числах, благоприятных и неблагоприятных направлениях, других представлениях даосизма и буддизма. Ямабуси были врачевателями, наделенными сверхъественными знаниями мудрецами. А еще занимательными рассказчика­ми, от которых крестьяне узнавали немало интересных легенд и рассказов о чудесах, незаурядными актерами, исполнявшими в ходе рассказа самые различные роли. Иными словами, ямабуси были близки простому люду, и именно эта близость делала их проводниками учения Будды повсюду, где бы они не появлялись.

Поскольку сюгэндо является разновидностью народной религии, оно никогда не имело единой доктрины и в целом всегда было чрезвычайно рыхлым. Достаточно сказать, что некоторые группы ямабуси ассоциируют себя с национальной японской религией синто, другие — с буддизмом, а третьи вовсе утверждают, что сюгэндо — религия самостоятельная. При этом они еще и распадаются на отдельные школы. Например, двумя важнейшими направлениями «буддийского» сюгэндо являются хондзан-ха и тодзан-ха. Течение хондзан-ха связано со школой Тэндай, а тодзан-ха — с Сингон. И все же, говоря о сюгэндо, стоит вкратце остановиться на основах доктрины школы Сингон, поскольку именно она лучшим образом согласуется с той системой психофизической тренировки, которая сложилась в сюгэндо.

Сингон

Школа «Сингон» («Истинное слово») была создана монахом Кукаем в первой половине IX в. Она относится к так называемому эзотерическому, или тантрическому, буддизму (яп. Миккё — «тайное учение»). Что же такое эзотерический буддизм? Эзотерический буддизм — это учение о единстве человека, природы и великого всемогущего и всезнающего Будды Дайнити. Задача человека — выявить в себе истинную природу Дайнити — Великое Солнце, и тогда он сможет вырваться из порочного круга перерождений и страданий и достичь райского блаженства в нирване. Достичь этого можно разными путями, но эзотерический буддизм проповедует подвижничество, которое позволяет выявить истинную природу в течение одной жизни. Подвижничество это заключается в выполнении различных ритуалов, которые и составляют основной секрет «тайного учения».Кукай в своем трактате «Значение [слов] «стать Буддой в этом теле» писал:

[Между] шестью великими [элементами] нет преград

и [они] вечно пребывают в йоге.

Четыре вида мандал не отделены друг от друга.

Если следовать трем «тайным» кадзи,

[Три Тела Будды] быстро выявляются.

Все, что есть в сетях Индры, называют «в этом теле».

В этих строках заключена квинтэссенция учения Сингон. Но чтобы понять их, нужно познакомиться с представлениями «тайного учения» (миккё) о вселенной.

В миккё разнообразные тела, существующие во вселенной, рассматриваются в трех аспектах — «тело», «знак» и «действие».

«Тело» есть материальное тело как таковое. Если для примера взять цветок розы, то данная категория указывает на цветок сам по себе.

«Знак» — это форма, облик вещи. Цветы розы имеют разнообразные формы, бывают разных цветов, отличаются по величине. Это — их «знак».

«Действие» — это действия материальных тел. Например, у цветка розы раскрывается бутон, распускается цветок.

Следственно, в миккё вся материя вселенной, рассматривается с трех сторон — «тела», «знака» и «действия». И сама вселенная также имеет эти три грани. Согласно учению миккё основными проявлениями космического Будды Дайнити (на санскрите — Махавайрочана) или   «формами существо­вания материи» являются так называемые «первоэлементы» (или «первостихии»). Это «земля» (дзи), «вода» (суй), «огонь» (ка), «ветер» (фу), «пустота» (ку) и «сознание» (син). «Землю», «воду», «огонь», «ветер» и «пустоту» называют «пятью великими элементами». В свою очередь, каждый первоэлемент имеет множество разновидностей, обладает колоссальным числом качеств. Вступая друг с другом во всевозможные связи, первоэлементы образуют реальный мир физических и психических явлений, процессов, состояний.

При этом «земля» (дзи) — это нечто твердое, присутствует в человеке в виде твердых тканей тела — костей, зубов, нервов, сосудов, мышц, связок, волос, ногтей, кожи, плотных внутренних органов.

«вода» (суй)  — жидкое, стекающее вниз; отождествляется с кровью, лимфой, слезами, потом, мочой, а также «отвечает» за подвижность и гибкость тела. 

«огонь» (ка)  — горящее, поднимающееся вверх; «Огонь» - это тепло, производимое телом в процессе обмена веществ и еще та самая «внутренняя энергия», которая обусловливает существование всех живых и неживых объектов. 

«ветер» (фу)  — то, что движется (воздух); соответствует дыханию, полым органам внутри тела, газам внутри них. 

«пустота» (ку) — это пространство; олицетворяется в голосе, речи, общении, понимании других людей.

К 5 великим элементам добавляется «сознание», или психика, психические «действия». В нем воплощается духовное бытие. Таким образом, вселенная состоит не только из материи, но в ней изначально присутствует наша психика, сознание.

«6 великих элементов» существуют не сами по себе, по отдельности, они как бы «вплавлены» друг в друга.

Иными словами, все физические и психические аспекты человеческого существования — это различные проявления Вселенского Будды. Следовательно, каждый человек обладает качествами всезнающего и всемогущего Дайнити, ведь он — одна из мельчайших его частиц, несущая в себе свойства целого. Однако сознание человека «омрачено» неведением своей «истинной» сущности, поэтому «качества Дайнити» пребывают в нем в скрытом виде — как потенциальные возможности. Если удастся осознать их в себе и научиться использовать, то можно вырваться из мира «сансары» и стать бодхиссатвой в течение одной человеческой жизни.

Далее, с точки зрения «знака» вселенная рассматривается в 4 ипостасях, которые выражаются 4 мандалами. Мандала (яп. Мандара) — важнейший для миккё Сингон предмет культа. Это своего рода «карты Вселенной», но не в географическом понимании термина, а в смысле схемы энергетических уровней бытия (всего их 31). Каждый уровень представляет одно из воплощений Махавайрочаны-Дайнити. Но как географическая карта ничего не говорит тому, кто не знаком с ее условными обозначениями, так и мандала (по-японски «нэнрики») ничего не скажет людям, не посвященным в буддийское учение и его символику. Ведь любой символ мандалы имеет конкретное значение, а кроме того надо знать правила ее «чтения».

Существует 4 вида мандал. На «Великой мандале» структура вселенной представлена в образах Будд. Она включает в себя две мандалы — «мандалу мира алмаза» (Конго-кай мандара или «сфера неразрушимого») и «мандалу мира чрева» (Тайдзо-кай мандара или «сфера чрева хранилища»). На «Са-майя-мандале» изображаются символы Будд, мечи, кольца из драгоценностей, цветки лотоса, которые являются «знаками» граней вселенной. На «Дхарма-мандале» изображаются «слова-семена» Будд. Это санскритские буквы, которые также символизируют грани вселенной. На «Карма-мандале» символически изображаются «деяния» Будды.

На мандалах в 4-х видах выражен истинный «знак» вселенной, т.е. истинный «знак» Дайнити. Вселенная едина, поэтому 4 мандалы называются в Сингон «4 не отделимые [друг от друга] мандалы».

Сначала адепт должен осознать себя внутри Тайдзо-кай и, растворившись в ней, пройти шаг за шагом все 11 уровней чувственного (материального) мира. Затем через специальное связующее звено («ворота») ему следует перенестись оттуда в Конго-кай. Там ему необходимо по очереди воспроизвести в сознании 16 уровней иллюзорного мира форм и достичь состояния Просветления («самадхи» на санскрите, «сатори» по-японски). Сатори означает вхождение в сферу «чистой мысли», тождественной Будде Дайнити. В этой сфере существуют еще 4 уровня иерархии, но для их постижения мандала уже не требуется.

Итак, вселенная складывается из 6 структурных компонентов и имеет 4 ипостаси.

Третья категория — «действие». На ней делается наибольший акцент. В «действии» концентрируется все, что связано с «тайным учением».

Согласно буддийскому учению, наши повседневные поступки, вся жизнь представляют собой деяния тела, языка и разума. С помощью тела мы передвигаемся, с помощью рта говорим, с помощью разума думаем. Это называют «тремя деяниями», причем «деяние» — это карма, т.е. причинно-следственная связь явлений.

В миккё «три деяния» называются «тремя тайнами». «Три тайны» — это «тайна тела», «тайна речи», «тайна мысли». Отсюда следует вывод: «Если практикующий Сингон постигает значения «тайн», он соединяет руки в мудру, произносит «истинные слова», погружается в самадхи (яп. Сатори), отдаляясь от пустых размышлений, успокаивает и приводит в порядок свои мысли и, так как благодаря «трем тайнам» обретает поддержку, быстро достигает того, чего желает». Соединение рук в мудры («тайна тела»), произнесение «истинных слов» («тайна речи») и молитва с думой о своем «почитаемом» Будде («тайна мысли») называется кадзи «трех тайн».

«Мудрой» (яп. Кэцуин — «связанная печать») называют определенные позы тела и жесты рук, положения ног, сплетения пальцев, повороты головы, воспроизводящие магические жесты Будды - Дайнити. Особое сплетение пальцев, по традиционней версии, приводит к замыканию энергетических каналов, благодаря чему человек получает возможность «подключиться» к неистощимой энергии вселенной.

«Мантра» (яп. Дзюмон — «заклинание») — это магическая словесная формула, обычно лишенная всякого значения и воспроизводящая фрагмент речи Дайнити. Мантры состоят не из слов, а из наборов различных звуков. Они близки к заклинаниям, но в них имеет значение не смысл слов  (смысл отсутствует) а само произнесение звуков, вызывающее в человеческом орга­низме вибрационные колебания (резонанс). В свою очередь, эти колебания воздействуют на головной и спинной мозг, изменяя психическое состояние человека. Одна из наиболее известных мантр звучит примерно так: «Аум манн пад'мм хумм» (часто эти «слова» переводят как «О ты, сокровище, сокрытое в лотосе», однако подобный «перевод» говорит лишь о незнании традиции).

«Янтра» — это условный знак, схематическое изображение, символизирующее космическую (т.е. божественную) энергию и даже все мироздание в целом. Будучи конкретно-чувственным образом (т.е. рисунком, скульптурой, архитектурным сооружением), янтра реализует вместе с тем полный отрыв изображения от изображаемого. Ведь она является абстракцией, символизирующей то, что принципиально невыразимо в образах (в самом деле, как можно нарисовать энергию?). Янтры используют в качестве объектов йогического сосредоточения сознания (медитации) на мандалах (священных картинах), через которые постигают истинную сущность бытия. Или, иными словами, осознают энергетическое устройство Вселенной (что, кстати, чрезвычайно близко концепциям современной науки, трактующей мир через понятия различных видов энергии и их полей).

Слово «кадзи» буквально означает «добавление и сохранение». Оно выражает двойное усилие: усилие Дайнити просветить людей (ка) и усилие людей воспринять учение Дайнити и удержать в себе (дзи). Мудра, мантра и нэнрики в Сингон называются «кадзи трех тайн». Это означает, что во всех них соединяются силы Дайнити и человека.

Благодаря кадзи трех тайн последователь миккё становится одним целым с великой душой вселенной, которая выражается через «б великих [элементов]» и 4 мандалы и может обрести способность творить чудеса. В миккё то, что с помощью кадзи трех тайн можно творить чудеса, называют «кадзи трех сил». Три силы — это сила желания Будды спасти человека, сила молитвы спасать живые существа и сила, которая наполняет вселенную.

Сущность кадзи трех сил можно разъяснить таким образом: проводя ритуал кадзи трех тайн, практикующий соединяет три силы, о которых говорилось выше, и переполняющая нас внутренняя энергия находит правильный выход и выплескивается наружу, рождая чудо, недоступное обычному человеку. Благодаря трем тайнам, человек быстро становится Буддой в этом теле, т.е. в этой жизни.

Однако видение внутренним взором в состоянии сатори истинной сущности Вселенной, что равнозначно обнаружению в себе «природы  Будды - Дайнити» — только первая половина дела. Вторая, как уже сказано выше, сводится к тому, чтобы научиться использовать обусловленные ею сверхъестественные возможности – И тут тоже не обойтись без работы с различными видами энергии. Уяснив и прочувствовав энергетику макрокосмоса, адепт Сюгэндо должен был уяснить и прочувствовать энергетику своего собственного организма — микрокосмоса.

У человека каждому из пяти первоэлементов соответствует свой собственный энергетический центр. Все они расположены на условной вертикали перед позвоночником и соотносятся (по принципу всеобщей связи в природе всего со всем) с определенными атрибутами (цветом, формой, звуком, каналом протекания «ци» и т.д.). Фактически данные центры совпадают с чакрами, известными в индо-буддийской йоге. Перечислим их по порядку снизу вверх:

Дзи — центр Земли (Муладхара-чакра) расположен в промежности, 'между копчиком и лобковой костью. Он связан с мизинцами рук, символически изображается квадратом, а его энергетический потенциал выражается Крас­иным цветом. В человеческой психике влияние данного центра проявляется эмоциями спокойствия, уверенности.

Суй — центр Воды (Свадхистана-чакра) расположен в нижней части живота, на уровне крестца. Связан с безымянными пальцами, оранжевым цветом, символ — круг, влияет на способность приспосабливаться, изменяться.

Ка — центр Огня (Манипура-чакра) находится в области солнечного сплетения, по форме — треугольник, связан со средними пальцами, выражается в желтом цвете, обусловливает агрессивность.

Фу — центр Воздуха (Анахата-чакра) совпадает с нервным сплетением в районе сердца, его влияние на психику выражается в доброжелательности, окрашивается в зеленый цвет. Он имеет отношение к указательным пальцам, его символ — полукруг. Наконец,

Ку — центр Пустоты (Вишудха-чакра) расположен в горле, проявляется в созидании нового, связан с большими пальцами, окрашивает пространство в голубой цвет, изображается точкой. Каждому такому центру соответствует строго определенная мантра.

(Важно отметить, что концепция пяти «великих первоэлементов» тантрического буддизма не совпадает с теорией «пяти первоэлементов» китайского даосизма. Там и элементы другие (вместо Воздуха и Пустоты — Дерево и Металл), и набор связанных с ними качеств иной).

В человеческом организме та же «логика» превращений энергии, что и в Космосе. Все начинается с мысли. Мысль «берет» космическую (божественную) энергию «ци» извне и помещает ее в центре «тандэн» («накапливает» с помощью самовнушения и дыхания). Потом, когда требуется, извлекает ее оттуда и направляет в один из пяти центров стихий (первоэлементов). Каждый из них «помогает» проявлять те качества, за которые «отвечает».

Принципиально важно то, что за «энергетическими» терминами скрываются измененные состояния сознания, управляющие тактико-техническими действиями в экстремальных ситуациях (в том числе в бою). Сюгендзя не играли в стихии, они в самом деле внутренне становились ими — через образы, воплощающие конкретные проявления этих элементов бытия. Таким способом они «отключали» свое сознательное «Я» и переходили к действиям на «автомате».

Кстати говоря, первоэлемент Ку (пустота) по их представлениям связан с образом мифического «прародителя и покровителя» сюгендзя, вороном-оборотнем Тэнгу. И подобно тому, как пустота порождает любой из четырех первоэлементов, так и Тэнгу мог принимать облик любого существа, соотносящегося с тем или иным первоэлементом. Тут и великан Фудо-мёо (одно из проявлений Земли), и небесный воин Мариси-тэн (Ветер, или Воздух), и черт из буддийского ада Ониби (Огонь), и целый ряд других.

В результате сюгёдзя как бы заимствовал те психические и физические качества, которые считались присущими .этому черту, оборотню или зверю — огромную силу, удивительную гибкость, невероятную быстроту движений, нечувствительность к боли, к усталости…

Важно подчеркнуть, что сущность миккё невозможно понять, ограничившись только накоплением знаний о нем и изучением догматики. Ее можно постичь только через собственный мистический опыт с помощью искренних молитв и практики.                             

Кукай писал: «Дхарма Будды (мудрость просветления) не где-то далеко, она близко, в сердце. Истинная «таковость» (принцип просветления) не где-то вне нас, так зачем искать ее, отбросив наше тело? Если в нас есть и заблуждения, и просветление, то обретем просветление, пробудив в себе мысли о нем. Светлое и темное (светлое—просветление, темное —заблуждения) не в ком-то другом, так что если заниматься практикой, то сразу же обретешь просветление и способность к чудесам.

Обретение способностей  к «чудесам», по мнению ямябуси, как раз и свиде­тельствует об успешной реализации программы превращения в Буддой «в этом теле». Правда, среди перечисляемых в тантрическом буддизме чудес значится немало совершенно фантастических, вроде способности мгновенно перемещаться в любую точку пространства без всяких технических устройств. Но есть и более реальные, например, умение подчинять своей воле окружающих (имеется в виду гипноз) или «хождение по огню».

ДЕВЯТИСТУПЕНЧАТАЯ МЕДИТАЦИЯ

В учении сюгэндо число 9 считалось священным. Соответственно, каждая цифра имела там определенный мистический смысл. Так, единица отождествлялась со Всеохватывающим Единством (Тайки-оку), двойка — с полярными принципами бытия (ин-ё-до), тройка — с тремя вселенскими началами: землей, небом и человеком (дзи-тэн-хин). Числу четыре отвечали четыре проявления сущего (большое Ин и малое Ё, большое Ё и малое Ин). Пятерка символизировала пять первоэлементов, шестерка — шесть видов координации, семерка — семь звезд Большой Медведицы, восьмерка — восемь триграмм. Число девять означало сочетание четырех проявлений и пяти первоэлементов, а также окончательное постижение истины в сочета­нии ее телесного, умственного и духовного компонентов.

Теория различных ступеней сознания (точнее, психических состояний индивида) детально разработана в буддизме. Так, путь оеисаттвы разделен на 5 этапов: десять ступеней веры, десять ступеней укрытия, десять ступеней деяний, десять ступеней рвений, и «десять обретаемых земель». Но теоретикам сюгэндо хватило всего девяти уровней концентрации сознания.

Первая ступень — это осознание бренности человеческого тела, ограниченности телесных возможнстей. Размышляя об этом, надо было полностью осознать и увидеть в конкретных образах насколько слаб, несовершенен и беспомощен человек, свыкнуться с мыслью о тысячах болез­ней и случайностей, которые могут разрушить (и рано или поздно обязательно разрушат!) хрупкую телесную оболочку. Надо было мысленным взором пристально рассмотреть весь процесс собственного увядания и неизбежной смерти. В том числе «увидеть» свой собственный раздутый труп, трупные пятна на нем, кровавые пятна, изъеденные червями куски тела, обглоданный скелет и т.д.

Вторая ступень — это уяснение того факта, что органы чувств дают нам неадекватное восприятие реальности. Необходимо представить себе и прочувствовать все возможные ситуации, в которых органы чувств могут обманывать человека, вводить его в заблуждение, давать искаженную картину того, что происходит вокруг.

Третья ступень посвящена размышлениям на тему о непостоянстве и несовершенстве человеческого ума. Следовало сосредоточенно думать о том, как быстро и непоследовательно меняются у человека взгляды, вкусы, предпочтения. Как то, что еще вчера казалось драгоценным, сегодня теряет всякое значение и наоборот, сколь условно деление на приятное и неприятное, хорошее и плохое, вредное и полезное. Задача медитации данного этапа сводилась к постижению относительности любых умозаключений.

Четвертая ступень медитации предназначена осознанию собственной незначительности в масштабе Вселенной, в космическом пространстве и времени, в вечном круговороте Природы и ее стихий.

Пятая ступень представляла собой медитацию о том, как материальные факторы всех видов стремятся в этом земном мире возобладать над духовными. Задача данного этапа заключалась в избавлении от плотских желаний и обычных земных привязанностей.

Шестая ступень ставила главной задачей избавление от эмоций и чувств, возбуждаемых общением с другими людьми, в том числе с родными и близкими.

Седьмая ступень представляла собой размышление о взаимосвязях причин и следствий для избавления от ложных суждений и умозаключений.

Восьмая ступень — это осознание факта множественности проявлений первоэлементов в реальном мире, что давало избавление от ограниченности восприятия всех сфер бытия.

Девятая ступень сводилась к тому, чтобы переносясь мысленно в будущее увидеть себя в прошлом (т.е. в настоящем для медитирующего) и оценить правильность своих решений в соотнесении их с дальнейшим развитием собы­тий.

Таковы, вкратце, девять ступеней медитации, последовательно проходя через которые сюгёдзя обретал способность наиболее адекватного восприятия окружающего мира и даже дар предвидения. Эти замечательные качества, будучи однажды развитыми, проявлялись затем в любых ситуациях. Например, в бою, где воин, успешно прошедший все ступени медитации (что удавалось, разумеется, далеко не всем) мог вести схватку по принципу чередования «истинного» и «ложного». Эти слова означают, что медленное движение казалось противнику быстрым, неторопливость оборачивалась молниеносностью, а мягкость скрывала огромную мощь. Впрочем, на Востоке обожают давать пышные названия самым банальным вещам. Достаточно вспомнить названия некоторых приемов: «рука, покрытая цветами», «пушечный удар трех императоров» и им подобные, чтобы не обольщаться насчет «необыкновенных способностей». Истина проста: длительный, упорный тренинг под руководством опытных наставников в любой области человеческой деятельности влечет замечательные результа­ты!

Для сюгендзя, прошедшего изощренную психофизическую и религиозно-философскую подготовку, не существовало понятий добра и зла, ибо, научившись воспринимать мир во всей его данности, он понимал условность деления на «хорошее» и «плохое». Умение «видеть» истину, освобожденную от эмоциональных и социальных оценок, позволяло ему действовать наверняка, руководствуясь не логикой, а интуицией. Адепт мог не верить своим глазам и ушам, но на интуицию, позволявшую проникать в самую суть любой ситуации, он полагался всегда. Вот почему закаленные в битвах, презиравшие смерть самураи нередко теряли выдержку и чувствовали себя беспомощными, сталкиваясь с мастерством воинов-теней…

Фудо-мёо–главное божество сюгэндо

Последователи сюгэндо поклоняются самым разным богам и буддам. По сути, они стремятся черпать силу из любого доступного источника. Правда, у разных объединений яма-буси, сложившихся вокруг разных священных гор, есть свои предпочтения. Но практически все они поклоняются Фудо-мёо.

Фудо-мёо, на санскрите — Ачаланатха, означает «неподвижный светлый царь» или «неподвижный защитник». Японцы издревле верили в него как в будду, творящего чудеса. В храмах школы Сингон статую Фудо-мёо устанавливают слева от изваяния будды Дайнити, справа помещается изображение Великого Учителя Кобо (Кукая). Фудо-мёо символизирует мудрость Дайнити, а Великий Учитель Кобо — сострадание.

Кто же такой Фудо-мёо, какое место он занимает среди многочисленных будд?

В отличие от христианства, где есть только один абсолютный бог, в буддизме — неисчислимое число будд. На манда-ле «мира чрева» изображается 410 будд, а на мандале «мира алмаза» — 1461 будда. Как считают буддисты, число живых существ, которых должны спасти будды, безгранично, поэтому число будд тоже безгранично.

В миккё все будды делятся на 4 группы.             .

1) Собственно будды (татхагаты; яп. Буцу). Этих будд называют «тела, вращающие Колесо Дхармы сами по себе». Так как они проповедуют Закон Будды самим себе, их учения людям непонятны.

2) Бодхисаттвы (босацу). Их называют «тела, вращающие Колесо Истинной Дхармы».' Бодхисаттвы достигают просветления, но буддами не становятся и проповедуют живым существам Истинный Закон Будды.

3) «Светлые цари» (мёо). Их называют «тела, вращающие Колесо Дхармы по указу». Они посланцы, которые по указу татхагат занимаются просветительской деятельностью. Если у бодхисаттв выражения лиц спокойные, то у «светлых царей» грозный вид, который устрашит любого. Свой гневный лик они показывают самым плохим живым существам, которые глухи к учениям бодхисаттв, спасают их, хотя и заставляют их трястись от страха. Это — проявление жалости «светлых царей». В эту группу входит и Фудо-мёо.

4) Боги (тэн). Изначально это были брахманистские и индуистские божества, но позже они вошли в пантеон мик-кё. На мандалах для них нет строго определенного места, поэтому говорят, что они «вращают Колесо Дхармы свободно», то есть проповедуют Закон Будды, когда хотят.

Итак, будды разделяются на 4 группы. Татхагаты занимают ведущее положение в иерархии. Бодхисаттвы – святые, которые ведут за собой живые существа с помощью силы сострадания. «Светлые цари», являясь посланцами Татхагат, силой спасают живых существ, которых трудно обратить. Боги — старшие над людьми, которые легко становятся со­ветчиками людей.

Среди татхагат главное место занимает Дайнити. Так как он вращает «Колесо Дхармы сам по себе», его учение очень глубоко и людям непонятно. Поэтому у него есть посланцы, которые проповедуют Дхарму и Спасают живые существа. Среди «светлых Царей» его «представителем» является Фудо-мёо. Именно он «вращает Колесо Дхармы по указу» Дайнити. При этом он — «превращенное» тело Дайнити. Это значит, что «истинное тело» Фудо-мёо есть великий будда Дайнити.

Традиционно Фудо-мёо изображают сидящим на огромном камне, за спиной у него языки пламени, в правой руке меч, в левой сеть, выражение лица грозное.

Фудо-мёо — это слуга Дайнити. Какую бы грязную работу он ни выполнял, он всегда полон решимости продвигаться вперед сам и вести за собой живые существа, с чем успешно справляется. Он принимает облик слуги с гневным лицом, чтобы вывести на правильный путь самых плохих людей, которых невозможно спасти силой сострадания Бодхисаттвы. Фудо-мёо острым мечом рубит врагов-заблуждения, а сетью «ловит» плохих людей и пробуждает в них мысли о вере. За спиной Фудо-мёо языки огня. Это называют «пребывать в огненном самадхи» (просветленном состоянии). Огонь сжигает все заблуждения и плохую карму Возможно, это огонь ада. И Фудо-мёо стоит у входа в него, чтобы не дать живым существам упасть в него. Буддисты верят, что попавших в ад спасти невозможно. Поэтому вместо живых существ, падающих в него, Фудо-мёо сжигает себя в адском огне. Фудо-мёо пребывает на огромном камне, и этот камень символизирует то, из чего создан ад, где ничего не рождается. Будды обычно восседают на лотосовых цветах. Цветок лотоса показывает свой лик из грязи и символизирует просветление. Но Фудо-мёо сидит на камне, и это символ того, что, находясь в аду, невозможно стать Буддой, и если человек попадет в ад, спасения для него уже нет.

Таким образом, за устрашающим грозным ликом Фудо-мёо кроется беспредельное великое сострадание Дайнити.

Практика ямабуси

Доктринальные вопросы для ямабуси были далеко не главным. Для них гораздо важнее была реальная аскетическая практика и ее результат — чудодейственные возможности. И об этом нужно поговорить подробнее, поскольку, как полагают некоторые историки нин-дзюцу, именно практика ямабуси послужила основой для системы тренировки сюгендзя.

Что же представляла собой практика сюгэндо? В качестве религиозных упражнений сюгэндо использовало многие методики эзотерического буддизма: особые виды медитации, чтение сутр, молитвы охраняющим божествам, повторение магических формул дхарани. Но существовали и особые, специфичные формы аскезы сюгэндо. Некоторое представление о них дает следующий отрывок из «Хэйкэ-моногатари»:

«Девятнадцати лет Монгаку постригся в монахи. Но прежде чем отправиться в странствия в поисках просветления, задумал он испытать, способен ли он переносить телесные муки. В один из самых знойных дней шестой луны отправился он в бамбуковую чащу, у подножия ближней горы. Солнце жгло беспощадно, не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка, недвижный воздух словно застыл. Чтобы испытать себя, Монгаку улегся на землю и лежал неподвижно. Пчелы, оводы, москиты и множество других ядовитых насекомых роились вокруг него, кусая и жаля. Но Монгаку даже не шевельнулся. Так лежал он семь дней кряду, на восьмой же день встал и спросил: «Достанет ли такого терпения, чтобы стать подвижником и аскетом?»

— Ни один подвижник не смог бы сравниться с вами! — гласил ответ.

— Тогда и толковать не о чем! — воскликнул Монгаку. Уверившись в своих силах, пустился он в странствия по святым местам. Сперва он направил стопы в Кумано, решив испытать себя у прославленного водопада Нати. Для первого испытания в подвижнической жизни спустился он к подножию водопада, чтобы искупаться в водоеме. Была самая середина двенадцатой луны. Глубокий снег покрыл землю, сосульки льда унизали деревья. Умолкли ручьи в долинах, ледяные вихри дули с горных вершин. Светлые нити водопа­да замерзли, превратившись в гроздья белых сосулек, все кругом оделось белым покровом, но Монгаку ни мгновенья не колебался — спустился к водоему, вошел в воду и, погрузившись по шею, начал молиться, взывая к светлому богу Фудо на святом языке санскрите. Так оставался он четыре дня кряду; но на пятый день силы его иссякли, сознание помутилось. Струи водопада с оглушительным ревом низвергались с высоты нескольких тысяч дзё; поток вытолкнул Монгаку и снес далеко вниз по течению. Тело его швыряло из стороны в сторону, он натыкался на острые, как лезвие меча, изломы утесов, но вдруг рядом с ним очутился неземной юноша. Схватив Монгаку за руки, он вытащил его из воды. Очевидцы, в благоговейном страхе, разожгли костер, дабы отогреть страстотерпца. И видно, еще не пробил смертный час Монгаку, потому что он ожил. Едва к нему вернулось сознание, как он открыл глаза и, свирепо глядя на окружающих, крикнул: «Я поклялся простоять двадцать один день под струями водопада и триста тысяч раз воззвать к светлому богу Фудо! Сейчас только пятый день. Кто смел притащить меня сюда?»

При звуке его гневных речей у людей от страха волосы встали дыбом; пораженные, они не нашлись с ответом. Монгаку снова погрузился в воду и продолжал свое бдение. На следующий день явилось восемь юношей-небожителей; они пытались вытащить Монгаку из воды, но он яростно проти­вился им и отказался тронуться с места. Все же на третий день дыхание его снова прервалось. На сей раз с вершины водопада спустились двое неземных юношей; освятив воду вокруг Монгаку, они теплыми, благоуханными руками растерли его тело с головы до пят. Дыхание возвратилось к Монгаку, и он спросил, как будто сквозь сон:

— Вы меня пожалели… Кто вы такие?

— Нас зовут Конгара и Сэйтака, мы посланцы светлого бога Фудо и явились сюда по его повелению, — ответили юноши. — Он велел нам: «Монгаку дал нерушимый обет, подверг себя жестокому испытанию. Ступайте к нему на по­мощь!»

— Скажите, где найти светлого бога Фудо? — громким голосом вопросил Монгаку                           

— Он обитает в небе Тусита! — ответили юноши, взмыли к небу и скрылись в облаках. Монгаку устремил взгляд в небеса и, молитвенно сложив ладони, воскликнул:

— Теперь о моем послушании известно самому богу Фудо! Сердце его преисполнилось надежды, на душе стало легко, он снова вошел в воду и продолжал испытание. Но теперь, когда сам бог обратил к нему свои взоры, ледяной ветер больше не холодил его тело, и падавшая сверху вода казалась приятной и теплой. Так исполнил Монгаку свой обет, проведя 21 день в молитве. Но и после этого он продолжал вести жизнь подвижника. Он обошел всю страну, три раза поднимался на пик Оминэ и дважды — на Кацураги, побывал на вершинах Коя, Кокава, Кимбусэн, Сирояма и Татэяма, поднимался на гору Фудзи, посетил храмы в Хаконэ и Идзу, взбирался на пик Тогакуси в краю Синано и на гору Хагуро в краю Дэва. Когда же он посетил все эти святые места, тоска по родным краям завладела его душой и он возвратился в столицу. Теперь это был святой монах, неустрашимый и твердый, как хорошо закаленный меч. Говорили, что молитва его способна заставить птицу, летящую в поднебесье, внезапно упасть на землю».

В этом отрывке прекрасно выражена суть тренировки ямабуси. Каждая «практика» для них — вызов пределам человеческих сил, воле и вере. Это тренировка на грани жизни и смерти. Немногим удавалось пройти этим путем… Но те, кто выдерживал, становились людьми невероятными — с несгибаемой волей, с несокрушимым телом, со сверхъестественными возможностями…

Основу практики ямабуси составляли длительные паломничества по святым горам. По сути, они и составляли всю жизнь наиболее ортодоксальных аскетов. Во время этих паломничеств последователи сюгэндо посещали различные места силы: водопады, священные пруды и озера, причудливые вершины, где обитали боги-ками. И совершали там различные ритуалы и обряды, в надежде, что ками и будды наделят их чудесной силой.

Значительное место в «арсенале упражнений» сюгэндзя занимали «практики» с водой и огнем.

Аскезы воды — мисоги и таки-сюгё

Оба эти «упражнения» сюгэндо нашли широкое применение в тренировке нин-дзюцу (и в японских боевых искусствах в целом), где они использовались для улучшения ментального состояния и развития внутренней энергии Ки.

Ритуал мисоги-хараи, пришедший из синто, предназначался для очищения тела, духа и души. Суть его в длительном, многочасовом пребывании в ледяной воде, как правило, в зимнее время. Во избежание окоченения ямабуси рекомендовали отождествлять себя с огнем, вызывая такой жар в теле, чтобы вокруг отшельника, погруженного в воду немного выше пояса, клубился пар!

Считалось, что мисоги ведет к перерождению человека, смывает с него всю «грязь». А с точки зрения сюгэндо, заболевания, рождение, смерть, ранения, пролитая кровь — всё это от нечистоты. Отсюда берет свое начало культ чистоты в японских боевых искусствах: прием душа до и после трени­ровки, мытьё додзё, очищение сознания медитацией. Особой формой мисоги считается харакири, смысл которого в смывании кровью позора.

Другой обряд, связанный с водой, — таки-сюгё, или медитация под водопадом. Водопад считается местом обитания многих божеств. Поток воды, падающий с высоты нескольких метров на точку байхуэй на макушке, активизирует движение энергии Ки в организме и способствует достижению просветления. Кроме того, процедура таки-сюгё помогала адепту раскрыть структуру мироздания. В паре гора-водопад устремившиеся ввысь скалы воплощали Ян (светлое начало мироздания), а низвергающаяся с них вода — Инь (темное начало мироздания). Обрушивающийся вниз поток таил в себе еще одну тайну: оставаясь неизменным по форме, он постоянно изменялся внутренне — вода в нём никогда не была той же самой.

Аскезы огня — гома и хиватари-мацури

Аскезы огня — это возжигания священных костров гома и знаменитое хождение по раскаленным углям — хиватари.

Ритуал гома пришел в сюгэндо из школы Сингон. Это медитация над огнем. В знак преклонения перед очищающим огнем Будды сжигаются жертвы. Дерево, питающее пламя костра, символизирует людские страсти, превращающиеся в мудрость. Когда страсти сгорят, медитирующий сможет «раствориться» в огне и достичь единства с божеством. Слияние с пламенем обретается при помощи священного звука «ра», вибрация которого позволяет войти в резонанс с другими вибрациями, которые владеют пламенем. Пламя привлекает, как считается, силу духов гор, И тогда, слившись с огнем и достигнув просветления, адепт обретает способность ходить по тлеющим углям без вреда.

О своих впечатлениях от гома подробно рассказывает современный последователь сюгэндо Икэгути Экан: «Ритуал гома с 8000 дощечек — активное действо. Когда оно начинается, у гёдзя не бывает времени ни для того, чтобы отдохнуть, ни для того, чтобы поспать. В таком состоянии гёдзя пребывает на протяжении всего ритуала.

Гёдзя, не питаясь надлежащим образом, каждый день во время 3-х «сидений» громким голосом произносит «истинные слова» Фудо, вкладывая в них всю душу, энергично подносит огонь к дощечкам. В моем храме дощечки из молочного дерева в 2—3 раза больше тех, что встречаются в других храмах. Пламя поднимается так высоко, что почти опаляет потолок храма и обдает жаром все тело. Человек, не связанный с этим, даже не может представить, сколько сил расходует гёдзя. Когда заканчивается действо, я ощущаю, что постарел на 10, 30 или даже 40 лет.После того как заканчиваю сожжение 8000 дощечек,.., я теряю 4-5 кг веса.Летом — воистину ад. Капли пота водопадом льются на рясу, и она становится насквозь мокрой. Ученики периодически вытирают мне полотенцем лицо, руки и шею, но как будто льют воду на раскаленный камень.Глаза застилаются туманом, тело сводят нескончаемые судороги. От зажигания дощечек… руки теряют силу, и ты ощущаешь, как дощечка… по весу становится похожей на железную болванкуЯ несколько раз думал, не умру ли я сейчас? В таких случаях спрашиваю себя: «Неужели сломаешься, неужели сдашься?» — и во мне пробуждается необыкновенная жизненная энергия. Благодаря ей я продолжаю действо.

Ритуал гома с 8000 дощечек в высшей степени труден для проведения, но я хорошо понял, что во время действа у меняпостепенно обостряются чувственные восприятия. Причина этого в активизации спавших до этого клеток моего тела.После окончания действа я слышу, как зал, где про­водился ритуал, наполняет невыразимо чудесная музыка. Не небесную ли музыку я слышу? Ее красота несколько раз вызывала у меня слезы радости, пробуждаемой Дхармой.В эти моменты я ощущаю запахи пищи, которую готовят в домах, находящихся от меня на расстоянии 1—2 км. Я издалека могу видеть людей, идущих в мой храм. В такие моменты я узнаю боли и страдания у самого большого числа людей».

Хиватари-мацури — «Празднование переправы через огонь» — коллективное шествие сюгэндзя по горящим углям. Оно имеет очень глубокий смысл. В акте прохождения по ' углям ямабуси отдается в руки божества. Как и вода в обряде мисоги, огонь становится очистительным средством. Для того, кто не достиг нужного состояния слияния с охраняющими божествами, которое возможно только при полной чистоте помыслов, этот обряд может окончиться очень плачевно.

Кайхогё — «марафонские бега» ямабуси

Ритуал кайхогё издревле считался одним из важнейших ритуалов течения сюгэндо, связанного с буддийской школой Тэндай, так как он включает в себя все аспекты духовной практики — медитацию, эзотерические практики, поклонение природе, преданность учению и деяния во имя спасения всех живых существ. Суть его в стодневном прохождении по святым горам расстояния около 30 км и выполнении различных обрядов на этом маршруте. Если гёдзя получает разрешение принять участие в этом ритуале, ему дают секретное наставление, которое нужно переписать от руки. В нем даны общие указания о кайхогё: какие святые места посетить, какие молитвы и заклинания произносить. В течение недели перед началом ритуала гёдзя очищают путь от острых камней, веток и листвы, в которой могут скры­ваться скорпионы. Делается это очень тщательно, так какнедосмотр может привести к гибели. В день начала кайхогё гёдзя надевает абсолютно белую одежду, повязывает пояс «веревкой смерти» (сидэ-но химэ) и вещает на нее нож в ножнах (гома-но кэн). Все это символизирует решимость гёдзя умереть во время ритуала, но не отступить перед трудностями. С этой же целью в специальную шляпу вкладывается монетка: если гёдзя умрет во время кайхогё, ему понадобятся деньги, чтобы расплатиться с перевозчиком в потусторонний мир. На ноги гёдзя надевают соломенные сандалии. Согласно предписаниям, для выполнения стодневного обряда их требуется ровно 80. В сухие дни они изнашиваются за 3—4 дня, а в дождливые — за несколько часов. Поэтому гёдзя берут с собой несколько запасных пар. Обычно они надевают старинный соломенный плаш. В первый день «марафона» наставник показывает гёдзя маршрут, после этого он действует уже сам. Практика гёдзя начинается в полночь. После часовой службы в зале Будды, гёдзя проглатывает 1—2 рисовых колобка или выпивает суп мисо, одевается и приблизительно в 1:30 выходит на 30-километровую «прогулку» по святым местам. Он должен посетить 255 мест поклонения — различные храмы и святилища чуть ли не всех богов ведического, буддийского, синтоистского и даосского пантеона, могилы подвижников, статуи будд, священные горы, ручьи, водопады, рощи и т.д. На каждой «остановке» гёдзя должен сложить руки в определенную мудру, произнести нужную мантру, что занимает от 10 секунд до нескольких минут. Во время всего пути он может присесть только один раз — на каменную ска- , мью под гигантским священным кедром, где в течение 2 минут произносятся молитвы о благосостоянии императорской семьи. При этом гёдзя должен преодолеть несколько крутых подъемов и тысячи ступеней горных троп. В зависимости от погоды гёдзя возвращается в монастырь между 7:30 и 9:30.'После часовой службы в зале Будды, он идет в баню. Затем следует обед, на котором гёдзя съедает простую калорийную пищу — лапшу, картофель, соевый творог тофу, суп мисо, рис или хлеб. А потом наступает время общей молитвы. В 15:00 проводится служба. В 18:00 — последний прием пищи, а около 20:00 гёдзя отходит ко сну, чтобы  в полночь начать все сначала!

И так 100 дней подряд! Особенно тяжело приходится новичкам. Для начала они должны заучить огромный объем информации: описания сотен святых мест, молитвы, мудры и т.д. На это уходит 2—3 недели. При этом гёдзя, еще плохо знающий маршрут нередко теряет ориентацию в ночном тумане и часами бродит по незнакомым горным дебрям. Несмотря на предварительную очистку пути, ноги и все тело его оказываются израненными, порезы и царапины инфицируются, гёдзя нередко испытывают обморожение, большинство из них страдают лихорадкой в первые несколько недель, му­чаются от диареи и геморроя, от жутких болей в бедрах и спине. К третьему дню практики ноги и ахиллесовы сухожилия начинают дрожать и распухают. Особенно трудно гёдзя приходится в дождливые или снежные дни. Их сандалии почти мгновенно разрушаются, а сам гёдзя промокает до нитки. Непогода замедляет путь, а вода размывает дорогу В особенно дождливые годы одежда на гёдзя не просыхает во все время ритуала.

Но к 30-му дню обычно наступает облегчение, а к 70-му гёдзя обретает особую выправку «марафонца»: глаза его сконцентрированы в точке приблизительно в 33 метрах перед собой, голова вертикально, плечи расслаблены, спина прямая, нос и пупок на одной линии. Он идет легко, в одном ритме и постоянно повторяет мантру Фудо-мёо:

«Намаку саманда бадзаранан сэндан макаросяна соватая унтарата камман».

Тот, кто проходит это испытание, получает разрешение на сэннити-кайхогё — тысячедневное кайхогё. Для этого гёдзя должен быть свободен от семейных уз и иметь решимость на 12 лет удалиться от жизни.

Первым делом гёдзя выполняет «марафон» в течение 700 дней, а потом наступает время самого трудного и смертельно-опасного испытания, называемого «Доири» -«Вступление на Путь».

В 24:00 назначенного дня гёдзя вместе с высшими монахами  принимает последнюю пищу. В 1:00 его провожают в зал Мёо-до, где он сначала выполняет 330 поклонов, после чего гости уходят, а гёдзя остается для 9-дневной непрерывной молитвы.

В 3:00,10:00 и 17:00 он должен читать «Сутру лотоса» перед алтарем. В 2:00 проводится ритуал сюсуй — «получение воды»: читая «Сутру сердца», гёдзя проходит расстояние в 200 м до пруда со священной водой, набирает целое ведро и тащит его для подношения изображению Фудо-мёо. Все остальное время гёдзя проводит в позе лотоса, непрерывно повторяя про себя мантру Фудо-мёо. Всего ее нужно повторить 100000 раз, причем для повторения 1000 требуется около 45 минут. Все время в зале находятся два монаха, которые должны следить, чтобы гёдзя бодрствовал и следовал обряду.

За несколько недель до доири гёдзя начинает ограничивать себя в пище, на прощальном ужине он ничего не ест. Так он готовит организм к 9-дневному полному голоданию и отказу от воды. Первый день обычно проходит нормально, но на 2—3 день наступают настоящие муки голода, которые, впрочем, после четвертого дня постепенно прекращаются. К 5 дню в организме гёдзя почти не остается воды, слюна абсолютно исчезает, и он начинает чувствовать вкус крови во рту. Чтобы предотвратить постоянное слипание губ, гёдзя, начиная с 5 дня, разрешают полоскать рот, но он должен выплюнуть воду, всю, до капли, обратно в чашку. Рассказывают, что при этом количество жидкости в чашке даже увеличивается. А оставшиеся на языке капельки воды гёдзя ощущает как божественный нектар. Кал у гёдзя пропадает обычно на 3—4 день, а выделения мочи, правда, весьма слабые, продолжаются практически до конца обряда.

Обряд «принятия воды», проводимый в 2:00, когда гёдзя выходит из закрытого плохо проветриваемого помещения, где постоянно дымятся свечи, помогает гёдзя взбодриться, прочищает голову Гёдзя даже утверждают, что во время этой прогулки к пруду они кожей поглощают влагу дождя и росы. В первые дни «поход» туда и обратно занимает около 15 минут, но позднее, по мере слабения аскета, продляется до часа.

Доири — ритуал, когда гёдзя в течение 182 часов обходится без сна, отдыха, еды и воды — имеет целью поставить гёдзя на грань жизни и смерти. По легенде, хиэйские гёдзя в древности проходили доири продолжительностью в 10 дней, но большинство из них умирали, после чего время доири несколько сократили. Было также выяснено, что влажные месяцы лета, особенно август, наиболее опасны для жизни гёдзя.

Во время доири у гёдзя раскрываются экстрасенсорные способности. Он может слышать, как далеко в лесу падают ветки, какая готовится пища на расстоянии нескольких километров, видеть лучи солнца и луны, проникающие в темноту храма.

В последний, 9-й день доири в 3:00 гёдзя выходит в свой последний путь к священному пруду. Его приветствуют и провожают сотни монахов. После «прогулки» он возвращается в свой зал и склоняется перед алтарем, а в это время зачитывают текст официального свидетельства монастыря Энряку-дзи об окончании доири и о присвоении ему почетного звания «Тогёман адзяри» — «Святой наставник суровой аскезы».

Путь сюгэндо был очень труден. Никаких учебников по мистическим практикам не было и быть не могло. Только опытный учитель мог помочь ученику пройти по лезвию бритвы между жизнью и смертью. Опасны были не только методы, связанные с огнем, но и медитация на краю пропасти, карабкание без страховки на скалы. Да и стояние под
я почитаю за доблесть ту глупость, что недает смирится с обреченностью

hard

  • смотрящий
  • Сообщений: 957
Re: Сюгендо
« Ответ #3 : Сентябрь 19 , 2009, 06:33:06 pm »
Путь сюгэндо был очень труден. Никаких учебников по мистическим практикам не было и быть не могло. Только опытный учитель мог помочь ученику пройти по лезвию бритвы между жизнью и смертью. Опасны были не только методы, связанные с огнем, но и медитация на краю пропасти, карабкание без страховки на скалы. Да и стояние под водопадом была отнюдь не душем! Переохлаждение, кома и смерть от опухоли-головного мозга грозили неподготовленному человеку, так как поток ледяной воды, льющийся на голову вызывает в течение 10 секунд сужение сосудов из-за большого выброса гормонов.

Аскезы воды и огня делают человека нечувствительным к холоду и жару, укрепляют волю, учат выдержке и терпению, будят резервные силы организма, раскрывают экстрасенсорные способности. Лазания по кругым горам с риском для жизни, переходы по бревнам через пропасти делают человека бесстрашным, развивают выносливость, учат человека пониманию природы, помогают ощутить свое единство с ней, показывают источник неисчерпаемой энергии, а главное ведут к измененным состояниям сознания, когда невозможное становится возможным.

Даже на первый взгляд Сюгендо очень сложное и всеохватывающее учение, вобравшее в себя все лучшее из даосизма буддизма и синто. Сюгендо прошло длинный путь от анимистического синтоизма до сложной системы, даюшей человеку  гармонию с природой и единение с мировым океаном космической энергии, но и власть над жизнью и смертью. Но вершин учения мог достич не самый сильный или не самый натасканный в теории и практике адепт, а человек который понял что  суть слов «стать частью Природы» это не только сохранение собственной жизни, это еще и продление рода, забота об окружающей среде, приумножение знаний, способствующих выживанию. Это познание законов Природы, строения Вселенной, происхождения различных явлений в обществе и поступков человека. Это духовная связь времен, уважение к ушедшим и вера в будущее поколение. Это постоянное совершенствование.

Некоторые жесткие нормы морали и правила сюгёдзя в отношении мира людей и собственных школ тем не менее содержат чистоту помыслов, сердечность, гармонию. Это можно разглядеть в следующем искреннем извинении сюгёдзя, идущем от сердца, которое может показаться и наивным, но все же сказано оно не по принуждению наставника, не ради формальности, а из-за сознания своей ответственности, своего единства с Природой:

«Прошу извинения перед Высшим Духом. Я осознал тот мой плохой поступок, когда я отнял жизнь у птицы.

Прошу прощения у Фудо Мео. Сегодня я накормил небесных созданий, наделенных способностью перелетать с дерева на дерево, летать между домами и садиться на карнизы. Той птице я посвящу песню…»

Ветры Сюгендо блуждают по миру…
я почитаю за доблесть ту глупость, что недает смирится с обреченностью

Илидан

  • Сообщений: 3
Re: Сюгендо
« Ответ #4 : Сентябрь 22 , 2009, 09:51:30 am »
большое спасибо!

Бирюк

  • Сообщений: 28
Re: Сюгендо
« Ответ #5 : Сентябрь 23 , 2009, 07:44:40 am »
Да и просто путь весма труден... Есть ли смысл проходить все эти эпопеи медитативных мастурбацый с мазохитским уклоном?
 Я не мало чем (из боевых искувств) занимался, но самый большей опыт мне дала жизннь.... жизнь на улице. Сначала я недооценивал свое прошлое. Потом же, я понял! То что я так ненавидел дало мне умение принять последующие учения... М-дааа... Походу слишком сложно выразился.
Это - не "голова"! Это - "голограмма"!

Бирюк

  • Сообщений: 28
Re: Сюгендо
« Ответ #6 : Сентябрь 23 , 2009, 08:30:26 am »
Хотя я, как был БАЛБЕСОМ, так и остался. Иногда, сам себе, напоминаю Кастанеду)))
Это - не "голова"! Это - "голограмма"!

tenfud

  • Выгнали
  • Сообщений: 325
Re: Сюгендо
« Ответ #7 : Февраль 19 , 2010, 12:34:02 am »
Илидан
если еще посещаешь , то ответ тебе. Описанное выше простой копи паст с инета, это только все поверхностное, но и то с ошибками ;) причем наивно простыми ( впечатление , человек который писал даже не знает простого - в японском например нет буквы "Ш", поэтому отношение к написанному у вас должно быть соответствующее ).
Чтобы заниматься этим нужны инициации, как объяснили мне люди в свое время, имеющие напрямую учителей в японии. Нужна вера, знания тантрического буддизма. Миккё, кудзикири в японии познают практически во всех рю с историей наверно более 100-150 лет.
Есть такое мнение среди практикующих кудзи - сила приходит сама человеку , видимо когда он становится готовым чтоб принять ее, это не то , что поставить удар кулаком.
На украине есть Момот у него школа, бывает приезжают мастера высокого класса для проведения семинаров по кудзи.
По технике  -  пальцы соответствуют 5 стихиям - земля, вода, огонь, ветер, пустота.
Замыкание каналов помогает воздействовать, например складываете мудру стихии воды, произносите мантру "входа" какоето время, в это время внутренне представляете , тоесть ум направляете в нужное русло, полуприкрытые глаза смотрят на ненрике ( мандалу воды в нашем случае ), войдя допустим в состояние какоето время находитесь в нем, потом начинаете произносить мантру "выхода" и выходите из этого состояния. Причем произношение мантр должно быть особенным, а не просто так выговаривая звуки.
все сказанное, только мои мысли и домыслы, каждый думает и решает сам

Tags:
 


Яндекс.Метрика