Домой / Медицина / Антибиотики VS Бактериофаги: альтернатива или надежда?

Антибиотики VS Бактериофаги: альтернатива или надежда?

Казалось бы, совсем недавно мир рукоплескал открытию Александра Флеминга. Меньше века прошло с «царского» подарка всему болеющему миру сначала пенициллина, а за ним многовариантного ряда антибиотических препаратов. Тогда, в 1929 году казалось, что вот – вот и человечество победит терзающие его недуги. А терзаться было от чего. Холера, тиф, туберкулез, пневмонии атаковали нещадно и уносили с одинаковой беспощадностью и работяг, и светлейшие умы передовой науки, и экзальтированных деятелей искусства…

История антибиотиков.

А. Флеминг обнаружил антибиотическое действие грибков и, продолжая исследования, положил начало так называемой «антибиотиковой» эре. Десятки ученых и медиков подхватили эстафету, что в результате привело к созданию первых антибактериальных препаратов доступных «рядовой» медицине. Шел 1939 год. На заводе «АКРИХИН» налажен выпуск стрептоцида. И, надо сказать, удивительно во время. Впереди маячило неспокойное время Второй Мировой. Тогда – то, в военно – полевых лазаретах благодаря антибиотикам удалось спасти ни одну тысячу жизней. Да, и на гражданке эпидемиологическая муть прояснилась. Словом, человечество стало засыпать гораздо спокойнее – по крайней мере, бактериальный враг был побежден.

Затем будет выпущено много антибиотиков. Как оказалось, при всей идеальности клинической картинки, препараты имеют явный минус – со временем перестают действовать. Профессионалы называют подобное явление бактериальной резистентностью, или попросту – привыканием. Еще А. Флеминг осторожничал на эту тему, со временем наблюдая в своих пробирках настойчиво увеличивающуюся выживаемость бактериальных палочек в компании пенициллина.

 В самый разгар «антибиотиковой» эры стало ясно, что этот благодатный источник, увы, не вечен.

Сейчас ученые вынуждены кричать о своем скором бессилии. Выпущено и пока действует последнее поколение антибактериальных препаратов – сильнейших, способных побороть очень сложные недуги. О побочных действиях говорить не приходится – это не обсуждаемая жертвенная пошлина. Фармакологи, кажется, выработали весь ресурс и, может статься, новым антибиотикам будет неоткуда появиться. Последнее поколение препаратов родилось еще в 70-е годы прошлого века, и сейчас все попытки синтезировать что – то новое – это игры с перестановкой слагаемых. И так известных. А неизвестных, кажется, уже и нет.

На научно — практической конференции «Безопасная защита детей от инфекций» от 4 июня 2012, где принимали участие ведущие клиницисты, микробиологи и представители фармпромышленности был брошен клич о том, что времени сидеть на прежних антибактериальных методах катастрофически не остается. А неграмотное использование имеющихся антибиотиков педиатрами и самими родителями – препараты продаются без рецепта и по «первому чиху» — сокращает это время в геометрической прогрессии.

Бактериофаги.

Незадолго до наступления «антибиотиковой» эры со всеми ее вытекающими, учеными были получены революционные данные по антибактериальной активности фагов. В 1917 франко – канадским ученым Ф. Д`Эрелем были открыты бактериофаги официально, но еще раньше наш соотечественник Н.Ф. Гамалея в 1898 году впервые наблюдал и описал уничтожение вредоносных бактерий противоположным им «агентом». Словом, мир познакомился с бактериофагами – микроорганизмами, буквально питающимися бактреиями.

Много дифирамбов на эту тему было спето, бактериофаги заняли почетное место в биологической системе, открывая глаза ученым начала века на многие доселе неизвестные процессы. Наделали они немало шуму и в медицине. Ведь очевидно же – коль бактериофаги едят бактерии, значит, и заболевания можно лечить подсадкой в ослабленный организм колонии фагов. Пусть себе пасутся…

Так по сути и было…Пока умы ученых не переключились в область появившихся антибиотиков. Парадокс истории, увы, на вопрос «Почему?» ответа не дает. Сфера антибиотиков развивалась семимильными шагами и шагала ими по планете, с каждой минутой оттесняя интерес к фагам. Постепенно их стали забывать, производства сворачивать и оставшиеся крохи ученых — приверженцев высмеивать. Стоит ли говорить, что на Западе и, особенно, в Америке, где толком не успели разобраться с бактериофагами, всеми руками от них открестились, принимая антибиотики. А в нашей стране, как это не раз бывало, взяли иностранную модель за истину. Отповедь: «Если уж Америка не занимается бактериофагами, значит и нам не стоит время терять» звучала приговорам перспективному научному направлению.

Сейчас, когда в медицине и микробиологии назрел настоящий кризис, грозящий, по мнению собравшихся на конференции, в скором времени отбросить нас даже не в «доантибиотиковую» эру, а в «постантибиотиковую», встала необходимость быстро принимать решения. Чем страшна жизнь в мире, где антибиотики стали бессильны можно только догадываться, ведь благодаря растущей привыкаемости бактерий уже сейчас даже самые «стандартные» заболевания проходят куда тяжелее, а порог многих из них неукротимо молодеет, подрывая иммунитет многих наций уже в младенчестве. Цена за находку Флеминга оказалась непомерно высока в купе с набежавшими за сто лет процентами…

Наша страна, как одна из наиболее развитых в области микробиологии и самая развитая в области изучения бактериофагов, сохранила обнадеживающие резервы. Пока прочий развитый мир забывал фаги, мы кое-как сохранили и даже приумножили знания о них. Любопытная штука вышла. Бактериофаги – это естественные «антагонисты» бактерий. Во истину мудрая природа позаботилась еще на самой своей заре обо всем живущем. Бактериофаги существуют ровно столько же, сколько существует их корм – бактерии, а, значит, с самого начала от сотворения мира. Стало быть, у этой парочки – фаги – бактерии – было время притереться друг к другу и довести механизм антагонистического существования до совершенства.

Бактериофаговый механизм.

Наблюдая за бактериофагами, ученые нашли удивительным и способ этого взаимодействия. Бактериофаг чувствителен только для своей бактерии, такой же уникальной, как и он. Этот микроорганизм, напоминающий паучка с большой головой, высаживается на бактерию, протыкает ее стенки, проникает внутрь и размножается там до 1000 таких же бактериофагов. Они физически разрывают бактериальную клетку и следуют искать новую. Причем происходит это буквально за минуты. Как только «еда» заканчивается, бактериофаги в неизменном (и максимальном) количестве выходят из организма, приютившего вредоносные бактерии. Никаких побочных влияний, никаких неожиданных эффектов. Сработано точно и в прямом смысле точечно!

Ну, и если теперь посудить логически, бактериофаги являют ученым наиболее вероятную и главное естественную альтернативу работе антибиотиков. Смекнув это, ученые разворачивают исследования, и учатся получать все более новых бактериофагов, подходящих под те или иные виды бактериальных штаммов.

На сегодняшний день многие заболевания, вызываемые стафилококками, стрептококками, дизентерийной и клебсиеллезной палочкой с успехом лечатся бактериофагами. Времени этот процесс занимает гораздо меньше, чем аналогичный антибиотиковый курс, и главное, подчеркивают ученые, это возвращение к природе. Никакого насилия над организмом и враждебной «химии». Бактериофаги показаны даже младенцам и будущим мамам – а эта публика самая деликатная. Фаги совместимы с любой лекарственной «компанией», включая те же антибиотики и, кстати, отличаются в сотни раз более медленной резистентностью. Да, и вообще эти «ребята» многие тысячи лет делают свое дело слаженно и дружно, не давая бактериям уничтожить все животе на нашей планете. И человеку не плохо бы обратить на это внимание.

Вопрос к размышлению.

Но, подводные камни существуют и у этого обнадеживающего направления. Качественному распространению идеи использования бактериофагов препятствует низкая информированность медиков «на местах». Пока жители научного олимпа трудятся на благо здоровья нации, их более приземленные коллеги по большей части ни сном, ни духом не ведают о новых возможностях. Кому – то просто не хочется вникать в новое и проще следовать уже «заезженным» схемам лечения, кому – то по душе продажная позиция обогащения от оборота гораздо более дорогих антибиотиков. Массовая реклама и доступность антибактериальных препаратов и вовсе толкает среднестатистическую женщину покупать антибиотик в аптеке минуя кабинет педиатра. И самое главное, стоит ли говорить об антибиотиках в животноводстве…Мясные продукты нашпигованы ими, как кекс изюмом. Значит, употребляя такое мясо, мы употребляем антибиотическую массу, подрывающую наш личный иммунитет и влияющую на глобальную бактериальную резистентность.

Итак, бактериофаги – друзья меньшие – открывают недюжинные возможности дальновидным и грамотным людям. Однако, что бы стать истинной панацеей, они не должны повторить ошибку антибиотиков – выйти из – под контроля в некомпетентные массы.

Марина Кожевникова.

vegetarian.ru/

Проверьте также

Рынок индийской фармпродукции в Украине может вырасти на 2%

Рынок индийской фармпродукции в Украине может вырасти на 2% в 2019 году, сообщил президент Ассоциации …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.